По гражданским делам (№ 12/2014)

Согласно требованиям гражданского процессуального законодательства решение о пересмотре в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного акта может быть принято в соответствии с уже установленными судом обстоятельствами дела, но при условии допущенной им ошибки в применении и толковании норм материального и процессуального права.

Между тем президиум краевого суда произвёл переоценку доказательств и посчитал доказанными иные обстоятельства, чем те, которые были установлены судом апелляционной инстанции. При этом суд кассационной инстанции не указал, какие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.
Д. обратился в суд с иском к Ч.А.С., Ч.О.А.,Ч.Е.А. с требованиями о признании их утратившими право пользования жилым помещением и выселении, ссылаясь на то, что на основании договора купли-продажи от 22 июля 2011 г., заключённого между Д. и Ч.А.С., Ч.О.А., истец является собственником квартиры. Но обязательства о снятии с регистрационного учёта и освобождении занимаемого жилого помещения в установленный договором срок ответчики не исполнили, продолжают проживать в указанной квартире, в результате чего истец лишён возможности реализовать своё право пользования, владения и распоряжения принадлежащим ему имуществом. Соглашения о сохранении за ответчиком права бессрочного пользования указанным жилым помещением нет, членами семьи истца ответчики не являются.
Ч.А.С., Ч.О.А.,Ч.Е.А. иск не признали, обратились в суд со встречными исковыми требованиями о признании договора купли-продажи квартиры недействительным и применении последствий недействительной сделки, указав, что договор купли-продажи квартиры от 22 июля 2011 г. является притворной сделкой. Ч.А.С., Ч.О.А. не намеревались отчуждать принадлежащую им на праве собственности квартиру, передача квартиры совершена не была, коммунальные платежи с момента заключения договора купли-продажи по-прежнему производятся Ч.А.С., Ч.О.А., Ч.Е.А. Денежные средства, указанные в договоре купли-продажи от 22 июля 2011 г., Ч.А.С. и Ч.О.А. не получали. Вместо этого Ч.А.С. получил от Р., действующей совместно с Д., денежные средства в виде займа. Договор купли-продажи квартиры был оформлен в обеспечение возврата займа и прикрывал договор залога. Для случая возврата займа был заключён предварительный договор купли-продажи этой же квартиры, в котором Д. выступал продавцом, а Ч.А.С. – покупателем, покупная сумма была указана с учётом процентов по договору займа.
Решением районного суда от 7 марта 2012 г. исковые требования Д. были удовлетворены. В удовлетворении встречных исковых требований Ч.А.С., Ч.О.А., Ч.Е.А. отказано.
Определением краевого суда от 15 мая 2012 г. решение отменено, по делу было принято новое судебное постановление, которым в удовлетворении исковых требований Д. отказано, встречные исковые требования Ч.А.С., Ч.О.А., Ч.Е.А. удовлетворены.
Постановлением президиума краевого суда от 30 января 2013 г. определение краевого суда от 15 мая 2012 г. отменено, решение районного суда от 7 марта 2012 г. оставлено без изменения.
В кассационной жалобе Ч.А.О., Ч.О.А., Ч.Е.А. ставится вопрос об отмене решения районного суда и постановления президиума краевого суда.
Определением Верховного Суда РФ от 30 июля 2013 г. постановление президиума краевого суда от 30 января 2013 г. отменено, оставлено без изменения определение краевого суда от 15 мая 2012 г.
Удовлетворяя исковые требования Д. и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований Ч.А.С., Ч.О.А., Ч.Е.А., суд первой инстанции исходил из того, что Д., являясь собственником квартиры, фактически не может пользоваться указанным жилым помещением, поскольку в нарушение условий заключённого между сторонами договора купли-продажи в квартире проживают ответчики. При этом суд указал, что договор купли-продажи квартиры от 22 июля 2011 г. содержит все существенные условия, соответствует требованиям действующего законодательства, расчёт между сторонами по договору произведён полностью. Договором не предусмотрено сохранение права пользования спорной квартирой продавцом, членами его семьи или иными лицами.
Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционная инстанция краевого суда, исследовав и оценив доказательства, пришла к выводу, что договор купли-продажи квартиры от 22 июля 2011 г. является притворной сделкой, поскольку фактически между сторонами заключён договор займа с залогом имущества в виде спорной квартиры.
При этом суд апелляционной инстанции указал на то, что действия по получению Ч.А.С. денежных средств у Р., регистрация договора купли-продажи в управлении Федеральной службы государственной регистрации кадастра и картографии края и получение Д. свидетельства о государственной регистрации права собственности были произведены одновременно. Практически в то же время между сторонами был заключён предварительный договор купли-продажи спорной квартиры, где Ч.А.С. был покупателем, а Д. – продавцом. Кроме того, фактически квартира передана Д. не была, в настоящее время ответчики зарегистрированы в спорном жилом помещении, проживают в нём, оплачивают коммунальные услуги.
Верховный Суд РФ признал, что апелляционное определение краевого суда основано на надлежащим образом исследованных доказательствах, в судебном постановлении приведены нормы материального права, которыми руководствовался суд апелляционной инстанции.
Отменяя вступившее в законную силу и подлежащее исполнению определение судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 15 мая 2012 г., президиум краевого суда не согласился с оценкой доказательств судом апелляционной инстанции и указал, что спорная квартира неправомерно признана судом апелляционной инстанции предметом залога.
При этом постановление кассационной инстанции не содержит указаний о том, какие нарушения норм материального либо процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.
Между тем в силу положений ч. 2 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы с делом суд кассационной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассмотревшими дело, в пределах доводов кассационной жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также исследовать новые доказательства.
Таким образом, согласно требованиям действующего гражданского процессуального законодательства решение о пересмотре в кассационном порядке вступившего в законную силу судебного акта может быть принято в соответствии с уже установленными судом обстоятельствами дела, но при условии допущенной им ошибки в применении и толковании норм материального или процессуального права.
Между тем президиум краевого суда произвёл переоценку доказательств и посчитал доказанными иные обстоятельства, чем те, которые были установлены судом апелляционной инстанции. При этом суд апелляционной инстанции не указал, какие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.
Указанное нарушение положений ч. 2 ст. 390 ГПК, допущенное президиумом краевого суда, является существенным, поскольку нарушает основополагающие принципы кассационного порядка рассмотрения дела и не может быть устранено никаким иным способом, кроме отмены постановления президиума краевого суда.

Яндекс.Метрика