По административным делам (№ 5/2014)

При установлении гарантий и компенсаций губернатору края в связи с прекращением полномочий региональный законодатель обязан учитывать социально-экономическое положение субъекта РФ и возможности его бюджета.

Законом Камчатского края от 27 марта 2013 г. «О губернаторе Камчатского края» регулируются отношения, связанные с замещением должности высшего должностного лица Камчатского края – губернатора Камчатского края, являющейся государственной должностью РФ.
Заместитель прокурора Камчатского края обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими пп. 6 и 10 ст. 3, ст. 7 и 8 закона, предоставляющих губернатору Камчатского края трудовые права, гарантии и компенсации, ежемесячную доплату к пенсии и меры социальной поддержки в связи с прекращением исполнения им своих полномочий.
Решением Камчатского краевого суда от 2 июля 2013 г. заявление заместителя прокурора Камчатского края удовлетворено в части пп. 6 и 10 ст. 3 и ст. 8 закона Камчатского края «О губернаторе Камчатского края», в удовлетворении заявления о признании недействующей ст. 7 закона отказано.
Определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 23 октября 2013 г. это решение в части признания недействующим п. 6 ст. 3 краевого закона отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении заявления прокурора отказано; отменено решение и в части отказа в признании недействующей ст. 7 закона края, в этой части заявление прокурора удовлетворено. В остальной части решение оставлено без изменения.
Согласно п. 6 ст. 3 краевого закона расходы, связанные с переездом губернатора Камчатского края и членов его семьи в другую местность, возмещаются в соответствии с законодательством Камчатского края, а в силу п. 10 этой же статьи губернатору предоставляются иные трудовые права, гарантии и компенсации.
Признавая указанные нормы недействующими, суд первой инстанции посчитал, что эти правоотношения регулируются нормами трудового права по вопросам, отнесённым к ведению федеральных органов государственной власти.
Отменяя решение в этой части, судебная коллегия указала, что суд не учёл правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда РФ от 5 апреля 2013 г. № 7-П, о том, что лица, избираемые на должности в органах государственной власти субъекта РФ (в этом случае высшее должностное лицо – губернатор края), не являются наёмными лицами, их правовой статус обусловлен самим актом избрания на выборах.
Компенсация расходов, связанных с переездом лиц, работающих в организациях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностям, устанавливается Законом РФ от 19 февраля 1993 г. «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». Согласно ст. 35 этого закона размер, условия и порядок компенсации расходов, связанных с переездом, лицам, работающим в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов РФ, устанавливаются органами государственной власти субъектов РФ.
Статьёй 13 Закона Камчатского края от 6 марта 2008 г. «О гарантиях и компенсациях для лиц, проживающих в Камчатском крае и работающих в организациях, финансируемых из краевого бюджета» установлены размер, условия и порядок предоставления компенсации работнику организации, финансируемой из краевого бюджета, и членам его семьи в случае переезда к новому месту жительства в другую местность.
Следовательно, п. 6 ст. 3 закона «О губернаторе Камчатского края» принят в соответствии с полномочиями, предоставленными субъекту РФ, и федеральному законодательству не противоречит.
Не соглашаясь с выводом краевого суда об осуществлении субъектом РФ правового регулирования в части оспариваемых пунктов ст. 3 закона с превышением полномочий, судебная коллегия в то же время указала, что положение п. 10, касающееся предоставления губернатору края иных трудовых прав, гарантий и компенсаций, является неопределённым, поскольку допускает неоднозначное толкование и потому подлежит признанию недействующим по этим мотивам.
В соответствии со ст. 7 и 8 закона «О губернаторе Камчатского края» прекратившему исполнение своих полномочий губернатору края за счёт средств краевого бюджета установлены размер, условия и порядок ежемесячной доплаты к пенсии, а также меры социальной поддержки в виде выплаты денежной компенсации до устройства на новую работу, возмещение стоимости путёвки на санаторно-курортное лечение, возмещение расходов, связанных с проездом к месту отдыха, предоставление служебного автомобильного транспорта.
Конституционный Суд РФ в постановлении от 5 апреля 2013 г. № 7-П указал, что законодатель субъекта РФ должен учитывать, что такая гарантия, как единовременная денежная выплата, направлена на обеспечение депутатам дополнительных возможностей для адаптации к изменившимся в связи с прекращением депутатских полномочий жизненным обстоятельствам, а также обязан соблюдать баланс частных и публичных интересов, в том числе принимать во внимание социально-экономическое положение субъекта Федерации и возможности его бюджета, и при определении размера указанной выплаты руководствоваться положениями бюджетного законодательства РФ.
Как видно из оспариваемых прокурором положений ст. 7 и 8 закона края, установленная ежемесячная доплата к пенсии и меры социальной поддержки губернатора края, прекратившего исполнение своих полномочий, не направлены на обеспечение дополнительных возможностей для адаптации к изменившимся в связи с прекращением полномочий жизненным обстоятельствам и носят бессрочный характер.
Из анализа бюджетного законодательства Камчатского края, в частности законов об утверждении отчётов об исполнении государственного бюджета края, следует, что бюджет края дефицитный, субъект относится к числу дотационных регионов России.
Кроме того, Камчатский край включён в Перечень субъектов РФ, утверждённый приказом Министерства финансов РФ от 30 ноября 2012 г. № 456, в бюджетах которых расчётная доля межбюджетных трансфертов (за исключением субвенций, а также предоставляемых субъектам РФ из инвестиционного фонда РФ субсидий) из федерального бюджета по отношению к объёму собственных доходов консолидированного бюджета субъекта РФ в течение двух из трёх последних отчётных финансовых лет превышала 60 процентов.
Принимая во внимание невысокий уровень бюджетной обеспеченности края, а также низкие показатели уровня социальной защищённости населения, судебная коллегия пришла к выводу о том, что установление оспариваемыми нормами доплаты к пенсии, а также мер социальной поддержки губернатора края, прекратившего исполнение своих полномочий, не согласуется с принципами самостоятельности и сбалансированности бюджетов, не обеспечивает баланс частных и публичных интересов и противоречит требованиям федерального законодательства.

Яндекс.Метрика