По гражданским делам (№ 11/2016)

Выводы судебных инстанций о том, что такой специфический вид вреда, как моральный вред, должен быть компенсирован непосредственным его причинителем, т. е. лицом, управлявшим в момент ДТП транспортным средством, а не владельцем этого транспортного средства – ОАО «Р.», не являющимся непосредственным причинителем морального вреда, судебная коллегия посчитала основанным на неправильном применении и толковании положений Гражданского кодекса РФ.


С.А.А. обратился в суд с иском к ОАО «Р.» о взыскании компенсации морального вреда, указав, что 27 июня 2014 г. произошло столкновение транспортных средств – автомобиля под его управлением и принадлежащего ОАО «Р.» трактора, которым управлял С.А.И., состоявший в трудовых отношениях с ОАО.
В результате дорожно-транспортного происшествия, виновным в котором признан С.А.И., С.А.А. был причинён вред здоровью средней тяжести.
Решением районного суда Краснодарского края от 10 ноября 2014 г. в удовлетворения иска С.А.А. отказано.
Определением краевого суда от 29 января 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался ст. 151, 1064, 1068, 1085, 1100 ГК и исходил из того, что компенсация специфического вида вреда – морального вреда, причинённого источником повышенной опасности, осуществляется непосредственным причинителем этого вреда, т. е. в указанном случае С.А.И., который, управляя транспортным средством – трактором, принадлежащим ОАО «Р.», совершил дорожно-транспортное происшествие, в котором пострадал С.А.А., а его автомобилю были причинены механические повреждения.
Поскольку С.А.А. обратился с иском о компенсации морального вреда к владельцу транспортного средства – ОАО «Р.», а не к непосредственному причинителю вреда – С.А.И., суд отказал в удовлетворении его иска.
С этим согласился суд апелляционной инстанции.
Определением Верховного Суда РФот 26 октября 2015 г. по кассационной жалобе С.А.А. судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с существенным нарушением норм материального права, повлиявшим на исход дела.
В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
Статья 1079 ГК предусматривает ответственность за вред, причинённый деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих.
Согласно ст. 1079 ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и тому подобное, осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельностью и др.), обязаны возместить вред, причинённый источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.).
Пунктом 2 этой же статьи установлено, что владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причинённый этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причинённый источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.
В силу пп. 1 и 3 ст. 1099 ГК основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 и ст. 151 ГК; компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.
В соответствии со ст. 1100 ГК компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинён жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.
Согласно п. 1 ст. 1068 ГК юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причинённый его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.
Применительно к правилам, предусмотренным гл. 59 ГК, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (п. 1 ст. 1068 ГК).
Пунктом 1 ст. 1081 ГК предусмотрено, что лицо, возместившее вред, причинённый другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством, и т. п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.
Как разъяснено в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», ответственность юридического лица или гражданина, предусмотренная п. 1 ст. 1068 ГК, наступает за вред, причинённый его работником при исполнении им своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании заключённого трудового договора (служебного контракта).
В п. 19 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ разъяснено, что согласно ст. 1068 и 1079 ГК не признаётся владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности. На лицо, исполнявшее свои трудовые обязанности на основании трудового договора (служебного контракта) и причинившее вред жизни или здоровью в связи с использованием транспортного средства, принадлежавшего работодателю, ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии, если будет доказано, что оно завладело транспортным средством противоправно (п. 2 ст. 1079 ГК). Юридическое лицо или гражданин, возместившие вред, причинённый их работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора, вправе предъявить требования в порядке регресса к такому работнику – фактическому причинителю вреда в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом (п. 1 ст. 1081 ГК).
Из содержания приведённых норм материального права в их взаимосвязи и разъяснений, данных в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1, следует, что лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений
с владельцем этого источника (водитель, машинист, оператор и другие), не признаётся владельцем источника повышенной опасности по смыслу ст. 1079 ГК и не несёт ответственности перед потерпевшим за вред, причинённый источником повышенной опасности. Следовательно, на работодателя, как владельца источника повышенной опасности, в силу закона возлагается обязанность по возмещению не только имущественного, но и морального вреда, причинённого его работником при исполнении трудовых обязанностей.
Поскольку при разрешении спора судебными инстанциями установлено, что С.А.И., управлявший в момент дорожно-транспортного происшествия трактором, состоял в трудовых отношениях с владельцем этого транспортного средства ОАО «Р.» и нет обстоятельств, свидетельствующих о том, что в день, когда произошло ДТП, транспортное средство (трактор) передавалось С.А.И. для использования в его личных целях или он завладел транспортным средством противоправно, постольку компенсация морального вреда в пользу С.А.А. с учётом подлежащих применению норм материального права (ст. 1068, 1079, 1099, 1100 ГК) должна быть взыскана с владельца источника повышенной опасности – ОАО «Р.», а не с водителя С.А.И., управлявшего источником повышенной опасности в связи с трудовыми отношениями с его владельцем.

Яндекс.Метрика