По гражданским делам (№ 4/2016)

Проверка документов при решении вопроса о приватизации квартиры не является обязанностью гражданина.

Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы обратился в суд с иском к В.Е.В. и В.Л.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетней В.А.Е., В.Д.Е., К.Р.В., К.Р.В., К.Г.П., К.О.А об истребовании имущества из незаконного владения В.Е.В., прекращении права собственности В.Е.В. и права пользования В.Е.В., В.Л.А., В.А.Е., В.Д.Е., К.Р.В., К.Р.В., К.Г.П., К.О.А. квартирой, снятии ответчиков с регистрационного учёта по месту жительства, возвращении квартиры в собственность города Москвы, выселении ответчиков из жилого помещения без предоставления иного жилого помещения.
В.Е.В. обратился со встречным иском о признании права собственности на квартиру на основании ст. 234 Гражданского кодекса РФ.
В.Л.А. обратилась со встречным иском к ДЖП и ЖФ города Москвы и В.Е.В. о признании права собственности на 1/2 доли квартиры, указывая, что 1 сентября 1989 г. был зарегистрирован брак между ней и В.Е.В., расторгнутый 14 марта 2012 г. Спорная квартира была возмездно приобретена в период брака на совместно нажитые средства.
Решением районного суда города Москвы от 17 сентября 2013 г., оставленным без изменения определением Московского городского суда от 18 декабря 2013 г., иск ДЖП и ЖФ города Москвы удовлетворён, в удовлетворении встречных исков В.Е.В. и В.Л.А. отказано.
В представлении заместителя Генерального прокурора РФ, ходатайстве Уполномоченного по правам человека в РФ, кассационных жалобах В.Л.А. и В.Е.В. изложена просьба об отмене названных судебных постановлений в связи с существенным нарушением норм материального права.
Суд исходил из того, что приватизация спорной квартиры была осуществлена С.Е.В. от имени И.М.И. после смерти И.М.И. на основании подложных документов, в связи с чем все сделки в отношении этой квартиры являются незаконными (ничтожными), не влекущими юридических последствий, в том числе договор купли-продажи квартиры от 6 июня 1994 г. между Ч.П.С. и В.Е.В. Суд указал, что спорное жилое помещение, являющееся муниципальным жильём, выбыло из владения города Москвы помимо его воли, в связи с чем у ответчиков не возникло прав в отношении спорного недвижимого имущества.
Кроме того, суд, отказывая в применении срока исковой давности по заявлению ответчиков, указал на то, что этот срок ДЖП и ЖФ города Москвы не пропущен, поскольку о нарушении своего права ему стало известно в 2012 г. при рассмотрении гражданского дела между В.Л.А. и В.Е.В. о расторжении брака и разделе имущества. Судом применена ст. 208 ГК, согласно которой исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.
Определением Верховного Суда РФ от 30 сентября 2014 г. состоявшиеся судебные постановления в части удовлетворения иска департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о прекращении права собственности и права пользования, возвращении квартиры в собственность города Москвы, выселении и в отношении встречного иска В.Л.А. к департаменту жилищной политики и жилищного фонда города Москвы и В.Е.В. о признании права собственности на долю квартиры отменены, принято новое решение, которым в удовлетворении иска департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы отказано.
Встречный иск В.Л.А. к департаменту жилищной политики и жилищного фонда города Москвы и В.Е.В. о признании права собственности на долю квартиры удовлетворён, за В.Л.А. и В.Е.В. признано право собственности на квартиру по 1/2 доли за каждым.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала, что проверка документов при решении вопроса о приватизации квартиры является обязанностью органов управления города Москвы. Так, из Инструкции по оформлению документов на передачу в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений, являющейся приложением к письму департамента инженерного обеспечения Правительства Москвы от 23 августа 1993 г. № 33-414X3, следует, что проверка документов на передачу квартир (комнат) муниципального жилищного фонда в собственность граждан возложена на ремонтно-эксплуатационные управления. В Инструкции оговорено, что в случае смерти лица, выдавшего доверенность, её действие прекращается. В этом случае представленные С. документы надлежащим образом проверены не были, приватизация спорной квартиры проведена по поддельной доверенности.
Кроме того, судом неправильно разрешён вопрос о сроке исковой давности по делу.
В соответствии со ст. 196 ГК общий срок исковой давности составляет три года. Статьёй 200 ГК предусмотрено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Спорная квартира находится во владении ответчиков с 1994 г. Ссылка суда на то, что о нарушенном праве истцу стало известно в 2012 г. при рассмотрении дела о расторжении брака и разделе имущества между В.Е.В. и В.Л.А., несостоятельна, поскольку при расследовании уголовного дела о незаконном завладении спорной квартирой следователем производились действия, которые с очевидностью позволяли собственнику сделать вывод о том, что квартира приватизирована с нарушением закона.
Так, из ответа ДЖП и ЖФ города Москвы от 28 февраля 2012 г. следует, что 7 августа 1997 г. в департаменте муниципального жилья города Москвы были изъяты документы, связанные с приватизацией квартиры, 13 октября 1997 г. наложен арест на квартиру и 4 августа 2000 г. арест снят, о чём следователь проинформировал департамент.
Эти обстоятельства установлены решением районного суда от 14 марта 2012 г. по делу о расторжении брака и разделе имущества между В.Е.В. и В.Л.А.
Таким образом, ДЖП и ЖФ города Москвы, осуществляющий права собственника от имени города Москвы, не мог не знать о сделках с квартирой и о нарушении своих прав с 1997 г.
В силу п. 2 ст. 199 ГК истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению решения об отказе в иске.
Суд первой инстанции не применил по заявлению ответчиков срок исковой давности по виндикационному иску, сославшись на ст. 208 ГК, в то время как положения этой статьи на такие требования не распространяются.
Верховный Суд РФ определил, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене в части отказа в удовлетворении встречного иска В.Л.А. к ДЖП и ЖФ города Москвы и В.Е.В. о признании права собственности на долю квартиры по следующим основаниям.
Ранее состоявшимся решением районного суда от 14 марта 2012 г. о расторжении брака между В.Л.А. и В.Е.В. отказано в разделе указанной квартиры по тем основаниям, что договор купли-продажи от 6 июня 1994 г. между Ч.П.С. и В.Е.В. является ничтожной сделкой, не порождает у В.Е.В. права собственности на неё, а потому квартира не могла быть включена в общее имущество супругов.
Согласно п. 2 ст. 223 ГК недвижимое имущество признаётся принадлежащим добросовестному приобретателю (п. 1 ст. 302) на праве собственности с момента государственной регистрации, за исключением предусмотренных ст. 302 ГК случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала невозможность истребования квартиры у В.Е.В., зарегистрировавшего право собственности на неё и являющегося добросовестным приобретателем.
Следовательно, В.Е.В. признаётся собственником квартиры, и есть основания для рассмотрения вопроса о её разделе как общего имущества супругов, поскольку квартира приобретена в период брака между В.Л.А. и В.Е.В. (брак зарегистрирован 1 сентября 1989 г., расторгнут 14 марта 2012 г.).
В.Л.А. просит признать за ней право собственности на 1/2 доли в квартире, В.Е.В. согласен с этим требованием, а потому иск подлежал удовлетворению на основании п. 1 ст. 39 Семейного кодекса РФ.
Обжалуемые судебные акты в части отказа в удовлетворении встречного иска В.Е.В. к ДЖП и ЖФ города Москвы о признании права собственности на указанную квартиру на основании ст. 234 ГК оставлены без изменения. Судами сделан правомерный вывод о том, что В.Е.В. является собственником квартиры с 1994 г., а эта статья предусматривает возможность признания права собственности на имущество в силу приобретательной давности только за лицом, не являющимся собственником этого имущества.

Яндекс.Метрика