По административным делам (№ 8/2015)

Установленная субъектом РФ норма об административной ответственности за нарушения в сфере транспортного обслуживания населения, не соответствующая требованиям федерального законодательства и не отвечающая критерию правовой определённости, признана судом недействующей.

Индивидуальный предприниматель Маслова, имеющая лицензию на право осуществления деятельности по перевозке пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более 8 человек, обратилась в суд с заявлением о признании недействующей ст. 501 Закона Тверской области «Об административных правонарушениях» по тем основаниям, что эта норма противоречит актам большей юридической силы и препятствует заниматься указанными перевозками. Заявитель постановлением министра транспорта Тверской области от 15 января 2013 г. привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 501 Закона Тверской области, и сведения о ней внесены в реестр недобросовестных перевозчиков.
Решением Тверского областного суда от 28 февраля 2014 г. заявление удовлетворено.
Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ оставила решение суда без изменения, указав следующее.
В силу ст. 1.3.1 КоАП РФ субъектам РФ в области законодательства об административных правонарушениях предоставлено право устанавливать путём принятия соответствующих законов административную ответственность за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ и нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Аналогичные полномочия органов государственной власти субъекта РФ закреплены подп. 39 п. 2
ст. 263 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».
Статьёй 2.1 КоАП определено, что административным правонарушением признаётся противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое в том числе законами субъекта РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.
Следовательно, правовые нормы, предусматривающие административную ответственность за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъектов РФ, должны содержать конкретные признаки действий (бездействия), образующих состав административного правонарушения. При этом материальное основание административной ответственности должно быть конкретизировано непосредственно в законе об административных правонарушениях.
Проверяя законность решения суда в апелляционном порядке, Судебная коллегия пришла к выводу, что приведённым требованиям федерального законодательства не соответствует ст. 501 Закона Тверской области от 14 июля 2003 г. «Об административных правонарушениях»
Из содержания рассматриваемой нормы следует, что в самом законе, устанавливающем административную ответственность за перевозку пассажиров и багажа автомобильным транспортом общего пользования по межмуниципальным маршрутам перевозок Тверской области без оформления договора на организацию такой перевозки, не определено материальное основание указанной ответственности. Юридическая конструкция статьи предоставляет административный простор в правоприменительной практике, позволяет по усмотрению государственных органов и их должностных лиц ставить вопрос о привлечении к административной ответственности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц за перевозку пассажиров и багажа автомобильным транспортом общего пользования по межмуниципальным маршрутам перевозок Тверской области без договора с уполномоченным органом власти.
Неопределённость законодательного регулирования ведёт к нарушению закреплённого в ч. 1 ст. 1.4 КоАП принципа равенства лиц, совершивших административные правонарушения, перед законом и снижает уровень гарантий, предусмотренных федеральным законодательством об административных правонарушениях.
Поскольку ст. 501 Закона Тверской области не соответствует требованиям федерального законодательства (КоАП), имеющего большую юридическую силу, и не отвечает критерию правовой определённости, суд первой инстанции имел основания для признания этой нормы недействующей.
В то же время суд апелляционной инстанции признал ошибочным суждение о том, что оспариваемый административный состав охватывается ст. 14.1 КоАП, поскольку названная федеральная норма предусматривает административную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации или без специального разрешения (лицензии).
Судебная коллегия отметила, что исходя из полномочий, закреплённых подп. 12 п. 2 ст. 262 Федерального закона № 184ФЗ, законодательный орган Тверской области не только вправе, но и обязан регламентировать общественные отношения, связанные с организацией транспортного обслуживания населения автомобильным транспортом в межмуниципальном сообщении на территории области. Такое регулирование допускает возможность отбора перевозчиков на основании конкурса с последующим заключением договора на выполнение перевозок по межмуниципальным маршрутам, разработанным и введённым уполномоченным органом субъекта РФ, и это не является ограничением права на осуществление предпринимательской деятельности, поскольку возможность доступа к конкурсу, по результатам которого заключается договор, предоставлена всем перевозчикам, имеющим лицензию на право перевозки.
Однако изложенное не отменяет того требования, что установление административной ответственности за нарушение законодательства субъекта РФ должно производиться в системе действующего законодательства, что не было обеспечено при принятии ст. 501 Закона Тверской области.

Яндекс.Метрика