По административным делам (№ 4/2014)

Ус­та­нов­ле­ние ог­ра­ни­че­ний охо­ты на уров­не субъ­ек­та РФ до­пус­ка­ет­ся толь­ко по сог­ла­со­ва­нию с упол­но­мо­чен­ным фе­де­раль­ным ор­га­ном и на ос­но­ве пра­вил охо­ты.

Гу­бер­на­тор При­мо­рс­ко­го края 8 ок­тяб­ря 2012 г. из­дал пос­та­нов­ле­ние
№ 67-пг «О ви­дах раз­ре­шен­ной охо­ты и па­ра­мет­рах осу­ще­с­твле­ния охо­ты на тер­ри­то­рии При­мо­рс­ко­го края».
Про­ку­рор При­мо­рс­ко­го края об­ра­тил­ся в суд с за­яв­ле­ни­ем о приз­на­нии не­дей­ству­ю­щи­ми со дня при­ня­тия подп. 1.3–1.7 п. 1 па­ра­мет­ров осу­ще­с­твле­ния охо­ты, ссы­ла­ясь на их про­ти­во­ре­чие фе­де­раль­но­му за­ко­но­да­тель­ству. Ука­зал, что наз­ван­ны­ми нор­ма­ми ус­та­нов­ле­ны ог­ра­ни­че­ния сро­ков охо­ты на во­доп­ла­ва­ю­щую, бо­лот­но-лу­го­вую, по­ле­вую, степ­ную и бо­ро­вую дичь, а так­же на зай­цев, тог­да как пра­во ут­ве­рж­дать пра­ви­ла охо­ты и ус­та­нав­ли­вать сро­ки охо­ты субъ­ек­там РФ не пре­дос­тав­ле­но. Та­ким об­ра­зом, по мне­нию про­ку­ро­ра, пра­во­вое ре­гу­ли­ро­ва­ние, ус­та­нов­лен­ное подп. 1.3–1.7 п. 1 па­ра­мет­ров осу­ще­с­твле­ния охо­ты, осу­ще­с­твле­но гу­бер­на­то­ром При­мо­рс­ко­го края с пре­вы­ше­ни­ем пре­дос­тав­лен­ных ему пол­но­мо­чий и в про­ти­во­ре­чие действу­ю­ще­му за­ко­но­да­тель­ству.
Ре­ше­ни­ем При­мо­рс­ко­го кра­е­во­го су­да от 25 ию­ля 2013 г. за­яв­ле­ние про­ку­ро­ра удов­лет­во­ре­но. С этим ре­ше­ни­ем сог­ла­си­лась су­деб­ная кол­ле­гия по ад­ми­ни­ст­ра­тив­ным де­лам Вер­хов­но­го Су­да РФ, ис­хо­дя из сле­ду­ю­ще­го.
От­но­ше­ния в об­лас­ти охо­ты и сох­ра­не­ния охот­ничь­их ре­сур­сов на фе­де­раль­ном уров­не рег­ла­мен­ти­ро­ва­ны Фе­де­раль­ным за­ко­ном от 24 ию­ля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охо­те и о сох­ра­не­нии охот­ничь­их ре­сур­сов и о вне­се­нии из­ме­не­ний в от­дель­ные за­ко­но­да­тель­ные ак­ты Рос­сийс­кой Фе­де­ра­ции», сог­лас­но пп. 4 и 5 ч. 1 ст. 22 ко­то­ро­го в це­лях обес­пе­че­ния сох­ра­не­ния охот­ничь­их ре­сур­сов и их ра­ци­о­наль­но­го ис­поль­зо­ва­ния мо­гут ус­та­нав­ли­вать­ся сле­ду­ю­щие ог­ра­ни­че­ния охо­ты: ус­та­нов­ле­ние до­пус­ти­мых для ис­поль­зо­ва­ния ору­дий охо­ты, спо­со­бов охо­ты, транс­по­рт­ных средств, со­бак охот­ничь­их по­род и лов­чих птиц; оп­ре­де­ле­ние сро­ков охо­ты.
Ут­ве­рж­де­ние пра­вил охо­ты, в том чис­ле сро­ков охо­ты, от­не­се­но к пол­но­мо­чи­ям РФ (ст. 22, 23 и 32). К пол­но­мо­чи­ям субъ­ек­тов РФ от­не­се­но оп­ре­де­ле­ние ви­дов раз­ре­шён­ной охо­ты и па­ра­мет­ров осу­ще­с­твле­ния охо­ты в охот­ничь­их угодь­ях на тер­ри­то­рии субъ­ек­та РФ, за иск­лю­че­ни­ем осо­бо ох­ра­ня­е­мых при­род­ных тер­ри­то­рий фе­де­раль­но­го зна­че­ния (ст. 33).
Сог­лас­но ст. 23 Фе­де­раль­но­го за­ко­на № 209-ФЗ ос­но­вой осу­ще­с­твле­ния охо­ты и сох­ра­не­ния охот­ничь­их ре­сур­сов яв­ля­ют­ся пра­ви­ла охо­ты, ко­то­рые ут­ве­рж­да­ют­ся упол­но­мо­чен­ным фе­де­раль­ным ор­га­ном ис­пол­ни­тель­ной влас­ти и яв­ля­ют­ся обя­за­тель­ны­ми для ис­пол­не­ния в сфе­ре охот­ничь­е­го хо­зяй­ства. Пра­ви­ла­ми охо­ты ус­та­нав­ли­ва­ют­ся ог­ра­ни­че­ния охо­ты. На ос­но­ве пра­вил охо­ты выс­шее долж­но­ст­ное ли­цо субъ­ек­та РФ оп­ре­де­ля­ет ви­ды раз­ре­шён­ной охо­ты и па­ра­мет­ры осу­ще­с­твле­ния охо­ты в со­от­ве­т­ству­ю­щих охот­ничь­их угодь­ях (ч. 5).
При этом в си­лу п. 2 ч. 4 ст. 33 упол­но­мо­чен­ный фе­де­раль­ный ор­ган ис­пол­ни­тель­ной влас­ти сог­ла­со­вы­ва­ет вве­де­ние ор­га­на­ми го­су­да­р­ствен­ной влас­ти субъ­ек­та РФ ог­ра­ни­че­ний охо­ты.
Из при­ве­дён­ных норм фе­де­раль­но­го за­ко­но­да­тель­ства сле­ду­ет, что ус­та­нов­ле­ние ог­ра­ни­че­ний охо­ты на уров­не субъ­ек­та РФ до­пус­ка­ет­ся в слу­чае, ес­ли та­кие ог­ра­ни­че­ния вве­де­ны на ос­но­ве пра­вил охо­ты и сог­ла­со­ва­ны с упол­но­мо­чен­ным фе­де­раль­ным ор­га­ном.
Пра­ви­ла охо­ты, ут­ве­рж­дён­ные при­ка­зом Ми­нис­те­р­ства при­род­ных ре­сур­сов и эко­ло­гии РФ от 16 но­яб­ря 2010 г. № 512, ус­та­нав­ли­ва­ют тре­бо­ва­ния к осу­ще­с­твле­нию охо­ты на всей тер­ри­то­рии РФ.
Раз­де­лом V Пра­вил ус­та­нов­ле­ны сро­ки охо­ты на бо­ро­вую дичь, степ­ную и по­ле­вую дичь, бо­лот­но-лу­го­вую дичь, во­доп­ла­ва­ю­щую дичь, гор­ную дичь и иную дичь; в разд. VI Пра­вил оп­ре­де­ле­ны сро­ки охо­ты на пер­на­тую дичь с ост­ров­ны­ми и кон­ти­нен­таль­ны­ми ле­га­вы­ми со­ба­ка­ми, рет­ри­ве­ра­ми, спа­ни­е­ля­ми, лов­чи­ми пти­ца­ми, а в при­ло­же­нии № 3 к Пра­ви­лам – сро­ки охо­ты на пуш­ных жи­вот­ных.
Меж­ду тем ос­па­ри­ва­е­мы­ми про­ку­ро­ром нор­ма­ми ус­та­нов­ле­ны иные, сок­ра­щён­ные сро­ки охо­ты на во­доп­ла­ва­ю­щую, бо­лот­но-лу­го­вую, по­ле­вую дичь (за иск­лю­че­ни­ем фа­за­на), на фа­за­на, ряб­чи­ка, зай­ца, на пер­на­тую дичь с ост­ров­ны­ми и кон­ти­нен­таль­ны­ми ле­га­вы­ми со­ба­ка­ми, рет­ри­ве­ра­ми, спа­ни­е­ля­ми, лов­чи­ми пти­ца­ми.
При этом до­ка­за­тельств сог­ла­со­ва­ния с упол­но­мо­чен­ным фе­де­раль­ным ор­га­ном вве­де­ния та­ких ог­ра­ни­че­ний охо­ты не предс­тав­ле­но, в свя­зи с чем суд при­шёл к пра­виль­но­му вы­во­ду о про­ти­во­ре­чии подп. 1.3–1.7 п. 1 па­ра­мет­ров осу­ще­с­твле­ния охо­ты действу­ю­ще­му фе­де­раль­но­му за­ко­но­да­тель­ству.

Яндекс.Метрика