По гражданским делам (№ 2/2017)

Нормы Жилищного кодекса РФ при разрешении спора о признании гражданина утратившим право на жилплощадь были применены неправильно.

Р., Р. и К. обратились в суд с иском к Л. о признании его утратившим право на жилую площадь со снятием с регистрационного учёта, ссылаясь на то, что спорное жилое помещение (комната в коммунальной квартире в г. Санкт-Петербурге) было предоставлено ответчику в 1982 г. Л. с истцами проживал в нём до сентября 1988 года, после чего семейные отношения между ним и Р. были прекращены и он добровольно выехал из спорного жилого помещения. Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 24 октября 1988 г. брак между Р. и Л. расторгнут. Поскольку Л. в течение 26 лет никаких обязанностей по договору социального найма не несёт, в спорном жилом помещении не проживает, вывез принадлежащие ему вещи, истцы считают, что он утратил право пользования жилым помещением.
Решением Смольнинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 11 ноября 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 5 февраля 2015 г., в удовлетворении иска отказано.
Разрешая спор, суд, руководствуясь ст. 71, 83 ЖК РФ, исходил из того, что непроживание ответчика в указанной комнате вызвано уважительными причинами ввиду расторжения брака между ним и Р., наличием стеснённых жилищных условий семьи, вступлением Р. в 2008 г. в новый брак, что свидетельствует о вынужденном и временном характере отсутствия ответчика в спорном жилом помещении.
С этими выводами согласился и суд апелляционной инстанции, дополнительно указав, что ответчик не имеет другого жилья в собственности либо по договору социального найма, на момент рассмотрения дела в суде ввиду тяжёлого состояния здоровья проживает с матерью, которая осуществляет за ним уход.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся судебные постановления и вынесла новое решение об удовлетворении исковых требований, указав следующее.
Согласно ч. 3 ст. 83 ЖК в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда.
Разъяснения по применению этой нормы даны в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которому при разрешении таких споров подлежат выяснению следующие обстоятельства: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т. п.) или постоянный характер (вывез свои вещи, переехал
в другой населённый пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьёй
в другом жилом помещении и т. п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещении со стороны других лиц, проживающих в нём, приобрёл ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др. При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.
По этому делу судом был установлен факт добровольного выезда Л. из спорного жилого помещения в 1988 г. При этом в материалах дела нет данных о том, что со стороны истцов ему чинились препятствия в пользовании спорной комнатой, как и доказательств, подтверждающих намерение Л. вселиться в это жилое помещение или производить оплату расходов по его содержанию. Эти обстоятельства не отрицала в суде и представитель ответчика.
При таком положении у суда не было оснований для вывода о временном и вынужденном характере отсутствия ответчика на спорной жилплощади и применения к возникшим правоотношениям ст. 71 ЖК.
Судебная коллегия указала, что исходя из названных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ установленные судом обстоятельства, имеющие значение для дела, дают основание для вывода об отказе ответчика в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма жилого помещения, о расторжении им в отношении себя указанного договора и утрате права на жилое помещение.

Яндекс.Метрика